Кто ответит за разгром

Почему краснодарские правоохранители разводят руками, когда снова получают жалобу от семьи Бурдюковых, которым административные борцы с самостроями изуродовали дом, нанеся многомиллионный ущерб? Неужели это идеально сработал обещанный рейдерами административный ресурс? Как могла фирма ООО «Арт Инжиниринг» безнадзорно снести третий этаж капитального дома, не указанный в исполнительном документе? Что двигало фирмой, состоящей из одного гендиректора, когда она по собственной инициативе вызывалась безвозмездно помочь мэрии разрушить чужое имущество? Следователи не хотят видеть общего замысла и отказывают в возбуждении уголовного дела.

На запрос нашей редакции руководителю по краю, отправленный в феврале 2020 года с просьбой обратить внимание на эту ситуацию и дать правовую оценку действиям должностных лиц, в отведенные законодательством сроки ответа не поступило.

Однажды мы рассказывали о том, как сотрудники муниципального контроля сносили кафе местного предпринимателя. Оставляя за скобками процедуру принятия и оформления этого решения, напомним, что процесс уничтожения здания, в котором находился владелец и сочувствующие ему представители общественности, выглядел со стороны откровенным варварством. Несмотря на отчаянное сопротивление собственника и его призывы соблюдать закон и процедуру, ответственные лица лишь усмехались, а рабочие ломали, пилили и растаскивали здание по кускам.

Под благовидным предлогом борьбы с самостроями или во имя какой-то туманной общественно важной цели исполнители воли чиновников, порою, тотально игнорируют права граждан и их собственности. Может быть потому, что знают: процедура организована так, что невозможно найти ответственного за совершаемые действия.

Ранее мы рассказывали историю семьи Бурдюковых из , чей добротный ухоженный дом по улице Братьев Игнатовых,4 когда-то украшал Кубанскую Набережную, а теперь гниет и разрушается из-за того, что управление муниципального контроля городской администрации, проигнорировав документы 2010 года, усмотрела в постройке самовольные элементы, несмотря на то, что еще в 2011 году все переоборудования и реконструкция были узаконены, и натравила бригадный подряд, который с присущим ему варварством исхитрился снести третий этаж. Сейчас, особенно после обильных дождей, здание пропиталось влагой и гниет заживо. Велика вероятность, что нанесен ущерб конструктивным элементам здания, однако административных борцов это, видимо, устраивает. Если правоохранители, работающие на земле, видят поводы для возбуждения уголовных дел, то вышестоящие инстанции, получив материалы проверки, в которых нарушения торчат как бревна, почему-то отказывают в возбуждении дел или перенаправляют заявителей к кому-нибудь другому.

Напомним, в 2007 году Наталья Бурдюкова обратилась в администрацию Западного округа с заявлением о строительстве трехэтажной пристройки к дому и об изменении фасада уже существующего дома. Ей выдали разрешение на строительство пристройки, а получение разрешения на реконструкцию чердака уже построенного дома, согласно Градостроительному кодексу и Правилам землепользования, в тот момент не требовалось. Это доходчиво разъяснили заявителю в отделе архитектуры. Летом 2010 года строительство было завершено, пристройка и реконструированный чердак прежнего дома разместились под одной крышей. Осенью того же года от МУП «Институт „Горкадастрпроект“» было получено заключение о безопасном, надлежащем техническом состоянии построенного объекта недвижимости, в котором было сказано, что строительство пристройки и реконструкция ранее существовавшего дома не затронули конструктивных и других характеристик надежности и безопасности дома, что обследованное трехэтажное жилое здание с подвалом отвечает строительным нормам и правилам и не создает угрозы здоровью и жизни граждан. В том же 2010 году Бурдюковыми было получено письмо из Департамента архитектуры и градостроительства Краснодара, в котором было разъяснено, что выдача разрешения на ввод в эксплуатацию объекта ИЖС площадью 1073 квадрата не требуется, и с учетом технического заключения Бурдюковой было рекомендовано зарегистрировать право собственности, что и было сделано. Таким образом, в 2010 году администрация города не считала реконструированный чердак самовольным строением, не обнаружила никаких нарушений при строительстве, а ведь именно Департамент архитектуры в тот момент был наделен полномочиями по сохранению или сносу самовольных построек.

На этом история должна была бы и завершиться, поскольку Бурдюковы с тех пор никаких капитальных работ не проводили. Однако работы шумели по соседству. Смежный участок площадью 11,5 соток принадлежал многодетной женщине, у которой путем судебных телодвижений администрация города изъяла 8,5 соток земли, потом передала в аренду частной фирме, а затем этот участок оказался в собственности лица, которого никто никогда не видел. Закипело строительство, и к Бурдюковым стали наведываться люди в штатском, изъявляющие жгучее желание приобрести их дом. С виду это было похоже на то, что кому-то захотелось «расширится». Естественно, последовал отказ. Дом ведь строился не для галочки. Все преобразования, которые завершились до 2010 года, были направлены на то, чтобы в доме жила не только большая семья, но и можно было разместить коллекцию картин, которую Бурдюковы собирали всю жизнь, поддерживая талантливых авторов. По словам собственников, за отказ в продаже их пообещали наказать, используя административный ресурс. Позднее начались странные жалобы от некоего гражданина Миронова, живущего на другом краю города, что якобы частное домовладение Бурдюковых каким-то боком мешает ему передвигаться по городу, поэтому следует проверить строение на законность. В 2016 году инспектор муниципального контроля Соседко А. М. сделал это и, судя по ответу, который получил жалобщик, не обнаружил никаких нарушений ни в действиях Бурдюковых, ни техническом состоянии обследованного им 3-х этажного жилого здания. Однако заявитель не отступил, и в 2017 году снова написал жалобу. Впоследствии оказалось, что в заявлении был указан контактный телефон не самого Миронова, а одного из соседних собственников, что, естественно, вызвало вопросы у пострадавшей семьи. Несмотря на то, что из департамента архитектуры и градостроительства города руководителю департамента муниципального контроля Водолацкому Д. В. осенью 2017 г. поступил пакет документов 2010 года, подтверждающий законность строительства и реконструкции здания и отсутствие события административного правонарушения, команда на проведение повторной проверки жилого дома на самовольность вопреки закону была вновь дана инспектору Соседко. На этот раз исследование объекта было проведено с нарушениями норм административного регламента. Результатом проверки стал акт и протокол об административном правонарушении, согласно которому инспектор Соседко четко в день проверки 18 января 2018 года зафиксировал строительство третьего этажа и захват участка муниципальной земли. А ведь на деле все строительные работы были завершены в 2010 году. Материалы Соседко легли в основу постановления административной комиссии, которое 9 апреля 2018 года отменил Ленинский районный суд. Суд опроверг все доводы проверки, опираясь на нормы законодательства и документы самой администрации. Суд в своём решении указал, что «…акт проверки и протокол об административном правонарушении содержат недостоверные сведения о дате реконструкции лит Н и составлены в нарушение закона. Согласно п.3 ст. 26.2 КоАП РФ не допускается использование документов в том числе результатов проверки, если указанные документы получены с нарушением закона». Но через два дня после вынесения данного судебного решения тот же суд удовлетворяет иск администрации о сносе якобы самовольно реконструированного этажа и освобождении якобы захваченной земли. Причем по тем же основаниям: по акту проверки и протоколу об административном правонарушении, которые 9 апреля были разгромлены судом.

— С 2018 года я пытаюсь добиться привлечения к уголовной ответственности за совершение должностных преступлений сотрудников управления муниципального контроля, — говорит Наталья Бурдюкова. — Тогда еще не было реального ущерба, но поскольку никаких процессуальных действий по моим заявлениям принято не было, в начале 2020 года решение суда о сносе нашего законного третьего этажа было исполнено при нарушении всех норм закона.

Ситуацию усложняет разрозненность действий лиц и структур, которые добились уничтожения имущества Бурдюковых. Каждая из них выполнила свои функции, допустив множество нарушений. Считаю, что управление муниципального контроля по всем признакам совершило служебный подлог документов для того, чтобы добиться решения о сносе: нарушила формальные процедурные моменты при проведении проверки, преступно проигнорировала разрешительные документы 2010 года, а также решение суда об отмене административного штрафа по тем же основаниям, по которым потом добилась сноса. Это причинило реальный материальный ущерб. Подозреваю, что лица, занимающиеся исполнением решения о сносе, среди которых и начальник УМК Водолацкий Д. В., внесли, заведомо ложные сведения в требование к ресурсоснабжающим предприятиям о том, что дом якобы полностью подлежит сносу. Именно поэтому Бурдюковых лишили газа и света. Компания «Арт Инжиниринг», состоящая из одного сотрудника — генерального директора, неожиданно вызвалась в качестве пожертвования помочь администрации сломать людям жизнь. При этом законом о благотворительной деятельности, ни Гражданским кодексом РФ, регламентирующим порядок пожертвования, — работы по сносу жилья не предусмотрены.

Пять раз по жалобе Бурдюковой отменялись постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении инспектора Соседко, которого заявитель указывал в качестве подозреваемого в непосредственном осуществлении служебного подлога, а в отношении остальных фигурантов проверка вообще не проводилась. В постановлениях об отказе следователи лишь меняли дату, а содержание оставались прежними. Это косвенно указывает на то, что доказательства, скорее всего, не анализировались, значит отказы в возбуждении уголовного дела были немотивированными.

Прокуроры Западного округа неоднократно выносили представления на действия должностных лиц администрации до сноса, в ходе сноса и после сноса. Реакции не было никакой. Хотя для всех очевидно, что решение от 11 апреля 2018 года вынесено на доказательствах, которые ранее 09 апреля были признаны решением суда ненадлежащими.

При этом следователи во всех постановлениях цитируют для обоснования отказа в возбуждении уголовного дела решение суда от 11 апреля, как единственное законное.

Правоохранителям стоит прочесть заявление Бурдюковой, основанное не на её суждениях, а на решении суда от 09 апреля 2018 года, документах департамента архитектуры города за 2010 год, техническом заключении за 2010 год о надлежащем и безопасном состоянии жилого дома, на представления прокуроров о незаконности действий администрации города, на ответе крайсуда о пропаже документов из апелляционной инстанции краевого суда, в частности, решения суда от 09 апреля 2018 года, свидетельствующих о недостоверности доказательств по делу о сносе.

Установлено также, что отключение всего дома от газо— и электроснабжения является нарушением закона. Также судебный пристав не контролировал процесс сноса, не извещал должника о предстоящих исполнительных работах. По этим вопросам пристав получил нагоняй и был предостережен от подобных действий в будущем, а в настоящее время переведён в город курорт Анапу. Доводы о неправомерных действиях должностных лиц администрации при привлечении ООО «Арт Инжиниринг» и причинению ущерба имуществу являются объектом процессуальных проверок в следственных отделах по Центральному и Западному округам СУ СК РФ по краю, а также следственном управлении по Краснодару. вынесено очередное представление по незаконности действий при сносе, оно рассмотрено и каким-то образом удовлетворено без каких-либо правовых последствий.

Хотя группа лиц, нарушивших закон, состоящая из работников администрации, судебных приставов, правоохранительных органов и иных лиц известна, действия всех лиц объединены единым умыслом и взаимосвязаны, нарушения ими закона очевидны и получили оценку прокуратур, следователи искусственно разъединяют их по разным эпизодам. Прокуратура Краснодара направляет обращения Бурдюковых тем, на кого они жалуются.

— Куда я ни обращаюсь, мне по надуманным основаниям немотивированно отказывают, цитируют решение суда от 11 апреля, вынесенное на недостоверных доказательствах, — говорит Наталья Бурдюкова. — Нам причинен реальный, несоизмеримый ущерб: разрушен этаж, полностью уничтожена отделка всего дома, уничтожен газопровод к пристройке, украдены стройматериалы. Трудно оценить, сколько нужно потратить нервов, времени и денег для восстановления того, что было законно построено, зарегистрировано в соответствии с законодательством еще в 2011 году. И как это сделать нам, пенсионерам, я просто не знаю… У нас ведь нет таких ресурсов… В Краснодаре уголовное дело против чиновников можно возбудить только при указании сверху. Наличие состава преступления не является основанием для привлечения виновных к ответственности, это никого не интересует. Как можно проверять законность действий приставов при сносе, не проверяя законность действий сотрудников управления мупконтроля, которые привели в мой дом рабочих для сноса гаража, не указанного в исполнительном документе, как сказал Водолацкий Д. В. для удобства сноса 3-го этажа? На каком основании попали в мой дом эти люди? Кто конкретно дал им указание, что надо сносить, если об этом не указано ни в исполнительном документе, ни в так называемом конфиденциальном договоре пожертвования работ?

Наша редакция следит за делом семьи Бурдюковых. Очевидно, что ситуацию пытаются размазать и спустить на тормозах, а ведь на налицо факт вопиющего беззакония.

Данный материал является официальным запросом в правоохранительные органы для проведения тщательной, всесторонней и объективной проверки всех доказательств, представленных пострадавшей стороной и принятия впоследствии соответствующего процессуального решения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *